Под знаком незаконнорожденных слушать

Под знаком незаконнорожденных - Набоков Владимир

Его первые англоязычные романы «Подлинная жизнь Себастьяна Найта» и «Под знаком незаконнорождённых» («Bend Sinister»). «Под знаком незаконнорождённых» (англ. Bend Sinister) второй Скачать эту книгу (k) в формате: fb2, lrf, epub, mobi, txt, html. Купить эту книгу. Скачать Владимир Набоков - Под знаком незаконнорожденных бесплатно fb2, epub, doc, pdf или читать книгу онлайн.

Пегую поверхность того, второго дома пересекает наружная лестница, и окошко мансарды, к которой она ведет, стало теперь таким же ярким, какой была лужа, — она же теперь обратилась в хмурую жидкую белизну, рассеченную мертвой чернотой, — бесцветная копия виденной недавно картины.

Под знаком незаконнорожденных

Мне, верно, никогда не забыть унылой зелени узкой лужайки перед первым домом к которому боком стоит пятнистый. Лужайки одновременно растрепанной и лысоватой с пробором асфальта посередине, усыпанной тусклыми бурыми листьями. Последнее зарево тлеет в окне, к которому еще тянется лестница дня. Но все кончено, и если в доме зажгут свет, он умертвит то, что осталось от дня снаружи.

Владимир Набоков - Под знаком незаконнорожденных

Клочья облаков пылают телесно-розовым, и триллионы ветвей обретают необычайную четкость; а внизу красок уже не осталось: Нет, стекло лужи становится ярко-лиловым. Свет зажгли в том доме, где я, и вид в окне умер. Все стало чернильно-черным с бледно-синим чернильным небом, — "пишут черным, расплываются синим", как обозначено на склянке чернил, но здесь не так, не так расплывается небо, но так пишут деревья триллионами их ветвей.

Движение пульсация, свечение этих черт мятые складки причинялось ее речами, и он осознал, что это движение длится уже несколько времени. Возможно, на всем пути вниз по больничным лестницам. Блеклыми голубыми глазами и морщинистым долгим надгубьем она была схожа с кем-то, кого он знал много лет, но припомнить не мог — забавно. Боковыми ходами равнодушного узнавания пришел он к тому, чтобы определить ее в старшие сестры. Продолженье ее речей вошло в его существо, словно игла попала в дорожку.

В дорожку на диске его сознания. Его сознания, которое закрутилось, едва он стал в проеме дверей и глянул вниз на ее запрокинутое лицо. Движение этих черт теперь озвучилось. Слово, значившее "сражение", она выговаривала с северо-западным акцентом: В городе темно, на улицах опасно. Право, вам лучше бы здесь провести ночь В больничной кровати — gospitalisha kruvka — снова этот болотный акцент, и он ощутил себя тяжелой вороной — kruv, помавающей крыльями на фоне заката.

Или хоть подождите доктора Круга, он на машине. У него были толстые дайте подуматьнеловкие вот! Когда он что-нибудь разворачивал, щеки его засасывались снутри и еле слышно причмокивали. Круг, — ибо это был он, — показал ей расплывчатый документ. Он был огромный мужчина, усталый, сутулый. Как видите, добрая женщина думала, что пули по-прежнему flukhtung в ночи — метеоритными осколками давно прекращенной пальбы. Завтра зайдет мой друг, чтобы все подготовить. Он похлопал ее по локтю и отправился в путь.

С наслаждением, присущим этому акту, он уступил теплому и нежному нажиму слез. Облегчение было недолгим, ибо едва он позволил им литься, они полились обильно и немилосердно, мешая дышать и видеть. В судорогах тумана он брел к набережной по мощеной улочке Омибога.

Mike Posner - I Took A Pill In Ibiza (Seeb Remix) (Explicit)

Попытался откашляться, но это вызвало лишь новую конвульсию плача. Он сожалел уже, что уступил искушению, потому что не мог взять уступку назад, и трепещущий человек в нем пропитался слезами.

Как и всегда, он отделял трепещущего от наблюдающего: То был последний оплот ненавистного ему дуализма. Начнем с традиционной пятиминутки ненависти про перевод: В примечании Набоков пишет: Выбор этого названия был попыткой создать представление о силуэте, изломанном отражением, об искажении в зеркале бытия, о сбившейся с пути жизни, о зловеще левеющем мире.

Очень мило со стороны переводчика было не просто полениться покопаться в геральдике незаконнорожденность обозначает схожий знак, называющийся baton sinisterно даже не послушать самого автора. Впрочем, как обычно При этом роман действительно очень сложный, сложный по языку, потому что в нем игр со словами — как нигде. А еще и транслит с русского нарочито не совсем точно переведенныйот вида которого у меня аж зубы сводит.

Набоков в чем-то схож с Умберто Эко. Если угодно, романная форма — это только предлог, формат, позволяющий выложить все, что автору есть сказать про историю и культуру в игривой и загадочной манере. Он играет в слова и играет в художественные приемы.

  • Под знаком незаконнорождённых
  • Владимир Набоков «Под знаком незаконнорожденных»

Явственно наслаждаясь этой игрой которую оценит далеко не каждый читатель и не скрывая. Отсюда многочисленные игры со словами, смешения языков, повторяющиеся и зеркалящиеся тропы, отсюда сложная система взаимоотношения автора и персонажа и появление автора-Набокова в самом тексте, отсюда бесконечные цитаты и отсылки к другим литературным произведениям, легкое заигрывание с читателем и критиком.

Но роман сложен и с точки зрения непосредственно содержания, сюжета и психологии. Казалось бы, имеем небольшое воображаемое государство, в котором недавно случилось революция и установился полицейский режим. Граждане государства, в том числе и наш герой, до сих пор не могут поверить, что вот эти жалкие придурки, которые еще вчера подавали им пальто, теперь ими правят и могут решать вопросы жизни и смерти.

чМБДЙНЙТ оБВПЛПЧ. рПД ЪОБЛПН ОЕЪБЛПООПТПЦДЕООЩИ

Но Набоков не был бы Набоковым, если бы история состояла именно в. Собственно, как и чудесная страна Зембла не символизирует никакую Россию. Все это — только декорации для внутренней очень личной и простой драмы героя и для игры автора на струнах языка. Вот вам и приговор Набокова всем классическим трактовкам. Стоит только немного приподнять завесу текста и взглянуть на все с высоты автора — и сразу понятно, насколько это мелко. Это одна из тем, но не единственная.

Я очень люблю грешным делом, когда Набоков-автор появляется в тексте: Здесь это тоже работает: