Как звали суперагента с которым был знаком капитан врунгель

Как звали суперагента, с которым был знаком капитан Врунгель?

Всем знаком харизматичный, неунывающий Джек Воробей, Но никто не знает, что было до того, как он стал капитаном «Черной .. Любимые герои, захватывающие приключения, к которым хочется вернуться снова и снова! Однажды бесстрашный капитан Христофор Бонифатьевич Врунгель и его. Кем был отец трёх дочерей в сказке Аксакова «Аленький цветочек»? Так звали бывшего студента университета в Тренто, прославленного руководителя . исполнившая роль агента Натали Остин в фильме « Иллюзия обмана 2». . Увидев, что акула вот-вот проглотит Фукса, капитан Врунгель, до того. Игра "Зимние загадки": ответ на эпизод 4 Уровень 36 Как звали суперагента, с которым был знаком капитан Врунгель? Игра "Зимние загадки": ответ на.

Но в море, на большой океанской дороге, что вы можете встретить? Воду и ветер главным образом. А что вы можете пережить? Штормы, штиль, блуждания в туманах, вынужденные простои на мелях… Бывают, конечно, и в открытом море различные необычайные происшествия, и в нашем походе их было немало, но в основном про воду, про ветер, про туманы и мели много не расскажешь.

Рассказать-то, положим, можно. Все это поразительно интересно. Ну, рыбы там, корабли, спруты - тоже и об этом можно рассказать. Другое дело - заходы, новые берега, так сказать. Там, знаете, есть на что посмотреть, есть чему удивиться. Вот поэтому такой моряк, как я, любознательный и не связанный коммерческими интересами, старается всячески разнообразить свое плавание заходами в чужие страны.

И в этом отношении плавание на маленькой яхте представляет бесчисленные преимущества. А как же, знаете! Встали вы, допустим, на вахту, склонились над картой.

Вот ваш курс, справа некое царство, слева некое государство, как в сказке. А ведь там тоже люди живут. Интересно ведь посмотреть хоть одним глазком! Извольте, полюбопытствуйте, кто же вам не велит?

Руль на борт… и вот уже входной маяк на горизонте! Не успели мы оглянуться, прошли Зунд, Каттегат, Скагеррак… Я не мог нарадоваться на ходовые качества яхты. И вот на пятые сутки, на рассвете, туман рассеялся, и по правому борту у нас открылись берега Норвегии. Можно бы пройти мимо, но куда торопиться?

Мой старший помощник Лом положил руль круто направо, и три часа спустя цепь нашего якоря загрохотала в красивом и тихом фиорде. Вы не бывали в фиордах, молодой человек? Непременно побывайте при случае. Фиорды, или шхеры, другими словами, - это, знаете, такие узкие заливы и бухточки, запутанные, как куриный след, а кругом скалы, изрытые трещинами, обросшие мохом, высокие и неприступные.

В воздухе стоит торжественное спокойствие и нерушимая тишина. Хотя, конечно, на иностранный манер, ударение не там, но все же, знаете, приятно и удивительно. Впрочем, по правде сказать, особенно и поражаться нечему. Там изумительное эхо в фиордах… Да одно ли эхо!

Там, батенька, сказочные места и сказочные бывают происшествия. Вы послушайте, что дальше случилось. Я закрепил руль и пошел переодеться в каюту. И вот, знаете, я уже совсем готов, шнурую ботинки - вдруг чувствую: Встревоженный, пулей вылетаю на палубу, и глазам моим представляется печальная картина: Я понял, что сам виноват: Якорь зацепился, держится, как влитой, а вода подпирает. И цепь потравить невозможно: Ну и пришлось смириться перед стихией.

Так там и пересидели до вечера, пока вода начала спадать. А вечером, умудренный опытом, я ввел судно в узкий пролив и причалил к берегу. Так-то, думаю, будет вернее. Приготовили скромный ужин, произвели уборку, зажгли огни, как положено, и улеглись спать, уверенные, что не повторится история с якорем. А утром, чуть свет, Лом будит меня и рапортует: Я спросонья не сразу и понял, о чем он говорит.

Вышел я, вижу - та же песня да на новый лад. То прилив нас попутал, теперь отлив шутки шутит. То, что принял я за проливчик, оказалось ущельем. К утру вода сошла, и мы встали на твердый грунт, как в сухом доке. Под килем - пропасть в сорок футов, выбраться нет никакой возможности. Одно остается - сидеть, ждать погоды, прилива, вернее сказать. Но я не привык тратить время по-пустому.

Осмотрел яхту со всех сторон, бросил за борт шторм-трап, взял топор, рубанок, кисть. Заподлицо обтесал борта в тех местах, где остались сучья, закрасил. А когда вода пошла на прибыль, Лом закинул с кормы удочку и наловил рыбы на уху. Так что, видите, даже такое неприятное обстоятельство, если с умом взяться, можно обернуть на пользу делу, так сказать. После всех этих событий благоразумие подсказывало покинуть этот предательский фиорд. Кто же его знает, какие он еще готовит сюрпризы?

Но я человек, как вы знаете, смелый, настойчивый, даже несколько упрямый, если хотите, и не привык отказываться от принятых решений.

Так и в тот раз: Вытравил цепь подлиннее, и мы отправились. Идем между скалами по тропинке, и чем дальше идем, тем поразительнее окружающая природа.

На деревьях белки, птички какие-то: Я, знаете, нигде не видел такой земляники. Ну, мы увлеклись, углубились в лес, забыли совсем про обед, а когда спохватились, смотрим - поздно. Уже солнце склонилось, тянет прохладой. И куда идти, неизвестно. Куда ни посмотришь, везде ягоды, ягоды, одни ягоды… Спустились вниз, к фиорду, видим - не тот фиорд. А время уже к ночи.

Делать нечего, развели костер, ночь кое-как прошла, а утром полезли на гору. Лезем в гору, нелегко при моей комплекции, но лезем, подкрепляемся земляникой. Вдруг слышим сзади какой-то шум. Не то ветер, не то водопад, трещит что-то все громче, и как будто попахивает дымком. Я обернулся, гляжу - так и есть: Обступает со всех сторон, стеной идет за нами. Тут уж, знаете, не до ягод. Белки побросали гнезда, прыгают с ветки на ветку, все выше по склону.

Шум, паника… Я не привык бегать от опасности, но тут, делать нечего, надо спасаться. И полным ходом за белками, на вершину скалы, - больше некуда. Вылезли, отдышались, осмотрелись кругом. Положение, доложу вам, безвыходное: Стоит как раз под нами, чуть качается на волне и мачтой, как пальчиком, манит к себе на палубу.

А огонь все ближе. У других, знаете, хвосты в огне пообгорели, так те особенно храбрые, нахальные, проще сказать: Вот оно как костры разводить! Белки тоже в отчаянии. Признаться, и мне не сладко, но я не подаю виду, креплюсь - капитан не должен поддаваться унынию.

За ней другая, третья и, гляжу, - как горох, посыпались. В пять минут у нас на скале стало чисто. А мы что, хуже белок, что ли? Я решил тоже прыгать. Ну, искупаемся в крайнем случае. Это даже полезно перед завтраком - искупаться.

А у меня так: Лом шагнул, занес уже ногу над пропастью, но вдруг извернулся, как кошка, и. Не буду прыгать, я лучше сгорю… И я вижу: Естественная боязнь высоты, болезнь своего рода… Ну что тут делать! Не бросать же беднягу Лома!

Помощник кроссвордиста - быстрый подбор слов

Другой бы растерялся на моем месте, но я не таков. У меня с собой оказался бинокль. Прекрасный морской бинокль с двенадцатикратным приближением. Я приказал Лому поставить бинокль по глазам, подвел его к краю скалы и строгим голосом спрашиваю: Тут чувство служебного долга взяло верх над сознанием опасности, да и бинокль, как ни говорите, помог: Лом спокойно шагнул в пропасть… Я глянул вслед - только брызги поднялись столбом.

А минуту спустя мой старший помощник Лом уже вскарабкался на борт и принялся загонять белок. Тогда и я последовал тем же путем. Но мне, знаете, легче: А вы, молодой человек, учтите этот урок, при случае пригодится: Забрался и я на палубу. Хотел Лому помочь, да он парень расторопный, один справился.

Не успел я отдышаться, а он уже захлопнул люк, встал во фронт и рапортует: Вот тут, знаете, подумаешь, какие распоряжения. На первое время ясно, поднимать якорь, ставить паруса да и уходить подобру-поздорову от этой горящей горы.

Новые приключения капитана Врунгеля (1978) Полная версия

Ну его к дьяволу, этот фиорд. Смотреть тут нечего больше, да и жарко стало к тому же… Так что по этому вопросу у меня сомнений не возникло. А вот что с белками делать? Тут, знаете, похуже положение. Черт их знает, что с ними делать? Хорошо, еще вовремя в трюм загнали, а то, знаете, проголодались негодные зверюшки, принялись грызть снасти. Еще бы чуть - и ставь весь такелаж. Ну конечно, можно бы ободрать с белок шкурки и сдать в любом порту. Не без выгоды можно бы провести операцию.

Но это как-то нехорошо; они нас спасли, во всяком случае указали путь к спасению, а мы с них последние шкурки! Не в моих это правилах. А с другой стороны, везти с собой всю эту компанию вокруг света - тоже удовольствие не из приятных. Ведь это значит кормить, поить, ухаживать. А как же - это закон: Тут, знаете, хлопот не оберешься. Ну я решил так: А у нас, у моряков, где дом? Макаров, адмирал, помните, как говорил: Вот и я. Ладно, думаю, выйдем в море, а там подумаем.

Запросим в крайнем случае инструкции в порту отправления. Встречаемся с рыбаками, с пароходами. А к вечеру ветерок закрепчал, начался настоящий шторм - баллов десять. Снасти стонут, мачта скрипит. Белки в трюме укачались с непривычки, а я радуюсь: И Лом - героем: Ну, я постоял еще, посмотрел, полюбовался на разбушевавшуюся стихию и пошел к себе в каюту. Сел к столу, включил приемник, надел наушники и слушаю, что там в эфире творится. Чудесная это штука - радио.

Нажмешь кнопку, повернешь рукоятку - и на-ка, все к твоим услугам: Другие, знаете, болеют насчет футбола - так тоже, извольте: Но я в тот раз как-то неудачно попал. Поймал Москву, настроился, слышу: Прямо хоть не слушай. А у меня еще зуб был с дуплом, разболелся что-то… должно быть, после купанья, - так разболелся, хоть плачь.

Ну, я решил прилечь, отдохнуть. Совсем было снял наушники, вдруг слышу: Судно гибнет, и здесь где-то, близко. Я замер, ловлю каждый звук, хочу узнать поподробнее: Но это бы еще. Тут гораздо хуже получилось: Передачу, конечно, как ножом отрезало.

И такое тяжелое чувство: Надо идти выручать, а куда идти - кто его знает? И зуб еще хуже разболелся.

  • Поиск слов по маске и определению
  • Как звали суперагента, с которым был знаком капитан Врунгель?
  • Приключения капитана Врунгеля. Повесть и рассказы (fb2)

Я недолго думая хватаю конец антенны - и прямо в зуб, в дупло. Боль адская, искры из глаз посыпались, но зато прием опять наладился. Музыки, правда, не слышно, да мне, признаться, тут музыка и ни к чему. А морзе зато - лучше не придумаешь: И никакого усилителя не нужно, и никакой настройки - больной зуб с дуплом и без того обладает высокой чувствительностью.

Терпеть трудно, конечно, но что поделаешь: И, поверите ли, так всю передачу до конца на зуб и принял. Оказывается, почти рядом с нами норвежский парусник потерпел аварию: Тут думать некогда, надо идти выручать. Я забыл про зубную боль и сам стал распоряжаться спасением. Поднялся на палубу, стал к штурвалу. Ночь кругом, холодное море, волны хлещут, ветер свистит… Ну, с полчаса прошли, отыскали норвежцев, осветили ракетами. Я вижу - дело дрянь.

Вплотную, борт о борт, не станешь - разобьет. Шлюпки у них все снесло, а на концах перетаскивать людей в такую погоду тоже рискованно: Зашел с одной стороны, зашел с другой - ничего не выходит. А шторм разыгрался пуще прежнего. Как накатит на это суднишко волна, так его и не видно. Перекатывает через палубу, одни мачты торчат… Стоп, думаю, это нам на руку. Зашел на ветер, повернул оверштаг и вместе с волной на всех парусах пошел фордевинд полным ходом.

Расчет тут был самый простой: Удержимся на гребне - как раз и проскочим над палубой. Ну, знаете, норвежцы уже отчаялись, а я тут как. Стою в руле, правлю так, чтобы не зацепить за мачты, а Лом ловит потерпевших прямо за шиворот, сразу по двое. Восемь раз так прошли и вытащили всех - шестнадцать человек во главе с капитаном. Некрасиво получилось, конечно, ну да ничего, бывает… И только сняли последнюю пару, смотрю - катит девятый вал.

Налетел, ухнул - только щепки полетели от несчастного суднишка. Норвежцы сняли шапки, стоят дрожат на палубе. Ну, и мы посмотрели… Потом развернулись, легли на курс и пошли полным ходом назад, в Норвегию. На палубе теснота - не повернешься, но норвежцы ничего, довольны. Да… Выручил, спас норвежцев.

Для кого беда, для кого чудесное, так сказать, избавление от гибели. В дальнем плавании, молодой человек, если хотите быть хорошим капитаном, никогда не теряйте ни одной возможности, используйте все для пользы дела, даже личное недомогание, если к тому представится случай. Эти моряки оказались благородными людьми и приняли нас великолепно. Меня и Лома поместили в лучшей гостинице, яхту за свой счет покрасили самой дорогой краской. Да что там яхту, - белок и тех не забыли: А чем их кормить?

Я в этом деле ничего не понимаю, никогда белок не разводил. Спросил у Лома, тот говорит: И вот, представляете, какая случайность: Вертятся на языке, а вспомнить не могу. Думал, думал, как быть? Потом вернулся, доложил, что все в порядке: Меня, признаться, несколько удивило, что в лавке торгуют шишками, но, знаете, в чужой стране чего не бывает!

Может, думаю, для самоваров или, там, елки украшать, мало ли для чего? Лом ошибся, но до чего же удачно ошибся! Гляжу - сидят мои белки, как на именинах, и за обе щеки уплетают ореховую халву. Халва в банках, и на каждой, на крышке, нарисован орех. А с шишками еще лучше: Ну и действительно, кто не знает, легко может спутать. Ананасы, правда, размером побольше, в остальном похожи, и запах тот. Лом там, в лавочке, как увидел, ткнул пальцем туда-сюда, - вот оно так и получилось.

Ну, стали нас водить по театрам, по музеям, показывать различные достопримечательности. Показали, между прочим, живую лошадь. Это у них большая редкость. Ездят там на автомобилях, еще больше ходят пешком.

Пахали в то время своими силами, вручную, так что лошади были им ни к чему. Каких помоложе - повывезли, постарше - так передохли, а которые остались, так те стоят в зоопарках, жуют сено и мечтают. И если выведут лошадь на прогулку, сейчас же собирается толпа, все смотрят, кричат, нарушают уличное движение. Все равно как у нас пошел бы жираф по улице, так тоже, я думаю, старшина не знал бы, какой свет на светофоре зажигать.

Ну, а нам лошадь не в диковинку. Я даже решил удивить норвежцев: Норвежцы ахнули, а на другое утро все газеты поместили статью о моей храбрости и фотографию: Без седла, китель расстегнулся, трепещет на ветру, фуражка сбилась, ноги болтаются, а у лошади хвост трубой… После я понял: И норвежцы остались довольны. Вообще нужно сказать, приятная эта страна.

И народ там хороший, такой, знаете, тихий народ, приветливый, добродушный. Я там, в Норвегии, не раз, конечно, и прежде бывал, и смолоду, помню, такой у меня вышел случай. Высадились мы в одном порту, а оттуда мой путь лежал по железной дороге.

Ну-с, прихожу на станцию. С чемоданами гулять, прямо скажем, - затруднительно и неудобно. Разыскал я начальника станции, спрашиваю: А начальник, славный такой старичок, развел руками. Но это ничего, вы, - говорит, - не стесняйтесь, оставьте, тут ваши чемоданчики, они никому не помешают, уверяю вас… Вот так-то.

А недавно дружок мой оттуда прибыл. У него, представьте, в поезде из купе увели чемодан. Да что там говорить: Ну как же, знаете: И сейчас посещают страну разные просветители, поднимают образ жизни на должную высоту. Ну и, конечно, пообтерся народ, стал порасторопнее. Теперь уж и там понимают, что где плохо лежит.

Ну, а в то время жили там еще по старинке. Были и тогда в Норвегии люди, так сказать, передовые, вкусившие от древа познания добра и зла. Вот, допустим, владельцы крупных магазинов, заведений, фабрик. Эти и тогда понимали, где что плохо лежит. И меня это тоже коснулось самым, так сказать, непосредственным образом. Есть там фирма одна - производит телефоны, радиоприемники… Так вот, пронюхали эти фабриканты про мой зуб и забеспокоились. Ну, и решили недолго думая завладеть моим изобретением, да и моим зубом заодно.

Сначала, знаете, так это, по-хорошему, прислали деловое письмо с предложением продать мой дефектный зуб.

А я рассудил, думаю: У меня вот один знакомый есть, так он даже любит, когда зубы болят. Ну, я ответил, что не продаю зуб, и все тут… Так, думаете, они успокоились? Как бы не так! Решили выкрасть мой зуб. Появились какие-то негодяи, ходят по пятам за мной, заглядывают в рот, шепчутся… Ну и стало мне не по себе: Куда я без головы пойду плавать? Вот я и решил уйти от греха.

Запросил в порту отправления инструкции по вопросу о белках, а сам, чтобы защититься от злоумышленников, принял особые меры: Яхта осела до фальшборта, сходня согнулась, как пружина, одним только краешком держится под дверью. Врунгель открывает кран с водой, вода наполняет башню и поднимает плот - и таким образом команда спасается.

По дороге к яхте Лом врывается в замок и хватает футляр со статуей: На радостях Фукс стреляет из ружья и попадает в летящее судно гангстеров. Врунгель решает идти к экватору. Агент Ноль-Ноль-Икс, которого опять спасает пес, выслеживает гангстеров, те, снова избавившись было от него, как и он, попадают в воду.

Приключения капитана Врунгеля (мультфильм)

Врунгель и Фукс с футляром продолжают плавание на двери бани. В ходе плавания, Фукс признаётся капитану Врунгелю в своём невольном преступлении, но тот заверяет его, что всё можно исправить. Вскоре они попадают на Гавайские островагде их принимают сперва за сёрфингистова потом за артистов, которые должны изображать аборигенов, и предлагают выступить на концерте в местном театре. Во время поездки Врунгель и Фукс заезжают на почту, чтобы отправить содержимое футляра обратно в музей об этом выяснится в финале.

Во время выступления Врунгеля и Фукса бандиты проникают за кулисы театра, но крадут футляр с настоящим контрабасом. На часть гонорара, который был получен за грандиозный концерт, они покупают один билет на самолёт.

В длинном пальто они проходят на борт. Врунгель, находящийся под пальто, закуривает, табачный дым включает пожарную сигнализацию, и кресло с Фуксом и Врунгелем по команде пилота катапультируется в районе яхты. Гангстеры приходят к шефу с, как им казалось, Венерой. Как только обнаружилась ошибка, шеф пригрозил гангстерам серьёзными неприятностями, но всё же отпустил их выполнять задание, строго порекомендовав не своевольничать. Лом подвязал фартук, засучил рукава, затопил камбуз Я заглянул к нему - куда там: Огонь так и пышет, в кастрюлях кипит, жаркое румянится, а главное - аромат.

Подливочки, соуса - это у него был коронный номер. И такой запах пошел над Суэцким каналом, что со всех сторон собрались звери - не закусить, так хоть понюхать. Стоят по берегам, смотрят на нас, облизываются. И, знаете, здорово получается! Мы два дела делаем зараз: А фауна там богатейшая!

Из Аравии пожаловали тигры, кабаны, приползли вараны, а с африканского берега - львы, слоны, носороги. Жираф тоже пришел из пустыни, пронюхал и любуется нашим суденышком. Не знаю уж, какие там возникли у него мысли, но только, судя по всему, он принял нашу яхту за плавучую закусочную.

Игра Зимние загадки в Одноклассниках - ответы: Дед Мороз Уровни

Свесил шею, как подъемный кран, идет за нами по берегу, слюнки пускает. А тут Лом как раз закончил стряпню, накрыл стол на три персоны. Все как полагается - тарелочки, вилочки, чистую скатерть постелил и выходит из камбуза с миской в руках. И сделать ничего нельзя: Применить физические меры воздействия - это руль нужно бросить, а тут место очень ответственное: Фукс - тот увлекся изучением фауны, не видит и не слышит ничего, а у Лома руки заняты Тут одно спасение - ретирада.

А у жирафа знаете какая шея! А тут он ее еще вытянул и тоже за Ломом в каюту. Лом забился в самый конец, и жираф не отстает. Ну, я понял - дело дрянь, так и без завтрака останешься. И подействовало, знаете, лучше всяких внушений: Но, видимо, обиделось животное: Ну, это ущерб небольшой: И жирафу, если разобраться, не так уж обидно. Конечно, мы его, так сказать, в шею вытолкали, как непрошенного гостя, но все-таки не голодным ушел.

Они там привыкли в пустыне - камни и те с голодухи гложут, так что флюгер для него тоже, знаете, не так себе, а в некотором роде деликатес. Обсудили и этот поучительный случай, позавтракали с отменным аппетитом и пошли.

К ночи прошли Суэц, тут заштилели и простояли около двух суток. Да оно, знаете, и кстати. Отдохнули, поправили паруса, рангоут, обтянули такелаж, генеральную уборочку произвели, и утром потянул ветерок. Мы подняли паруса и вышли в Красное море. Сначала спокойно шли правым бакштагом, а потом ветерок стал крепчать, и нас здорово потрепало.

Налетел самум из Сахары. Жарко, как в бане, духота страшная, зыбь, и Фукс, знаете, не выдержал, укачался. Он сначала крепился, не показывал виду, потом сразу как-то сдал. Даже до койки не дополз, улегся тут же на палубе, на ящике с провизией, стонет, обмахивается страусовым пером. Жалко парня, однако ничем не поможешь. Морская болезнь - безопасный, но неизлечимый недуг.

А в остальном все в порядке. Этот самум даже на руку нам: Так и меряем милю за милей. Я посмотрел, проложил курс, оставил Лома на руле, а сам пошел вздремнуть в каюту.

При моей комплекции в этих широтах лучше нести ночную вахту, а Лом, он и днем постоит, не растает. Ну, а к ночи жара несколько спала, мой старший помощник Лом отправился спать в каюту, а я встал на руль, веду судно. Ночь в тех местах красива до чрезвычайности: Постоишь часок-другой, и полезет в голову всякая чертовщина: Я это размечтался, вдруг слышу - Фукс невнятно бормочет что-то.

Ого, тут, похоже, не морской болезнью, тут тропической лихорадкой пахнет! Слышу - бредит бедняга, шепчет: Ну, я закрепил руль, спустился в каюту, отпер аптечку, достал порцию хины, выхожу, а Фукс не унимается: Сглотнитека лучше, - говорю. И только шагнул, мне под ногу подвернулась какая-то гадина. Я попятился, поскользнулся, упал, хину рассыпал. Тут кто-то меня за палец - цап! Ну, знаете, тут и я испугался, закричал. На крик выскочил Лом и только ступил на палубу - слышу: А Фукс, как часы, считает: